В Иордань в бриллиантах: Как ныряли в прорубь на Рублевке или мерзнут ли на морозе силиконовые груди и губы...

307

Наш спецкор побывал в одной из самых пафосных крещенских прорубей

Хочется спросить мерзнут ли на морозе силиконовые груди и губы.

В эту ночь все равны. Богатые и бедные, старые и молодые, опускающиеся в ледяную прорубь в одном исподнем, и держащиеся руками в бриллиантах за лямки брендового купальника Viktoria’s Secrets, чтобы не расстегнулся случайно во время проведения обряда.

Вход по пакетику

«Спасибо Богу за то, что я реально богат», — висит огромный плакат на въезде в это гламурное местечко. Чтобы не забывали. Километра два в сторону от Рублево-Успенского шоссе, сквозь елочки и вежливый пост ГИБДД, и ты в земном раю.

«Спасибо Богу за то, что я реально богат», — висит огромный плакат на въезде в это гламурное местечко.

Когда-то это пафосное место на берегу Москвы-реки называлось просто — купалка, сюда ездили мальчики и девочки со всей столицы, купались, загорали, затем его выкупил известный ресторатор, а молодежь выросла и обзавелась капиталом. «Для меня это воспоминание о юности, поэтому я здесь», — Людмила, хозяйка своего бизнеса, возвращается сюда каждое Крещенье вот уже почти 20 лет. Говорит, что тянет. И место благостное, и ностальгия. Жаль, что очень дорогое и не для всех — арбуз в сезон по 700 рублей за ломтик.

Прекрасное место на берегу Москвы-реки называлось просто — купалка, затем его выкупил известный ресторатор.

Едем засветло, потому что потом, говорят, не протолкнуться от мерседесов и прочих бентли. Администратор у входа в ресторан, окинув нас профессиональным взглядом, разводит руками: мест нет. «Что вы, у нас за месяц на сегодня бронировали. Это сейчас пока не все забито, а к полуночи, когда батюшка прорубь освятит и молитву прочитает, начнется такой АД». Ад на Крещенье — это сильно.

Впрочем, столик нам все же выделяют и дают меню, из которого самый дешевый пункт — это кофе. 350 рублей. Салаты начинаются от 850 рублей. Цены на спиртное вообще под небеса. Кусочек санкционного камамбера – 400 рублей. Но камамбера нет — уже съели. У меня разряжается телефон. Подзарядить его тут стоит 350 -500 рублей в зависимости от модели. Бесплатна только вода в проруби.

Кофе по 350 рублей.

Между тем, народ все прибывает. Девушки в шиншилловых шубах с лакшери-купальниками, в бумажные пакетах с принтами модных брендов: Шанель, Диор, ЦУМ.

«Это сейчас в тренде. Ходить с пакетом, на котором видно в каком бутике ты отовариваешься. Есть даже сайт, на котором такой аксессуар можно приобрести за недорого, за пару тысяч, чтобы все видели, чего ты стоишь», — шепчет подруга подруге за соседнем столиком.

Впрочем, по здешнему люду видно, что пакетики у них отнюдь не липовые. Но что привело их сюда? Возможность потусоваться в приятной и равноценной компании? Привычка? А, может, истинная вера?

Парень с телефоном в руках советуется с кем-то как правильно читать Иисусову молитву. «Иже еси на небеси… А громко или тихо? А креститься до ныряния или во время? Эх, сейчас в Википедии посмотрю!»

За соседнем столом еще одна парочка. Ему за 60. Ей около 25. Одеты так просто, что сразу чувствуешь, этот casual- бесценен. Но сидят вот уже час, каждый уткнувшись в свой гаджет, совершенно не замечая друг друга «и в горе, и в радости».

Это сейчас в тренде. Ходить с пакетом, на котором видно в каком бутике ты отовариваешься.

На улице, между тем, начинается сплошное веселье. Здесь под фонарями и удобными диванчиками с подушками тоже наливают. «Рюмку водки и три чая», — заказывает веселая компания. «С вас 2600 рублей», — отвечает официант. «А баранка и конфета почем?» — интересуюсь я. «Баранки и леденцы бесплатно от заведения».

Богатые тоже мерзнут

Купальни две. Одна просто для випов, другая — для випов-випов, и туда охрана пропускает не всех. Освещал ее батюшка тоже отдельно. Людей там маловато, накрыт стол с шампанским, сорокоградусной и деликатесами, но зато в нашей пестрой очереди, в которой больше болельщиков, чем купальщиков, гораздо теплее. «Вот помню на Иордане как-то Крещенье встречал, там тепло, там солнце», — мечтательно произносит кто-то. «Ныряние в холодную воду очень помогает от депрессии. Так мне сказал мой психоаналитик», — делится с окружающими бизнес-вумен.

«Эх, не та уже Рублевка, совсем не та, — сетует совсем молоденькая девушка. — Вот в прошлом году прорубь обложили специально выпиленными ледяными кубами, в них закрепили горящие свечки — очень было красиво и необычно. А сейчас ныряешь в какую-то темноту».

Купальни две. Одна просто для випов, другая — для випов-випов.

«Просто в этом году очень лед тонкий — боялись, что обломится, поэтому украшать не стали», — объясняют спасатели отсутствие дизайна.

Раздевалки тоже две. Для мужчин и для женщин.

Ненакрашенные согласно народным традициям барышни с идеальными фигурами без целлюлита отличаются друг от друга только стоимостью своих купальников. Хочется спросить мерзнут ли на морозе силиконовые груди и губы, но так и не рискую. «За нас Господь жизнь отдал, а ты нырнуть боишься», — увещевает одна мокрая красотка другую. И та, устыдившись, тоже делает шаг к обрыву. Большинство снимают селфи и ведут прямой эфир, тут же выкладывая свой подвиг в интернет. Перекрестились, прыгнули, быстро в шубу.

В эту ночь все равны. Богатые и бедные, старые и молодые.

«Чьи тапочки, тапочки чьи?», — беспокоятся за лежащие на снегу вьетнамки, украшенные кристаллами сваровски. «Сегодня окунусь, завтра с утра причащусь, затем в Охотный ряд покупать платьице, а затем в хоспис помогать бедным и больным», — перечисляет будущие послушания, чтобы не забыть, ухоженная женщина лет 35. «Во имя отца сына и и Святого Духа».

А в общем, люди как люди. Только богатые.

Источник